Свежие новости в мире

«Это стереотип, что русские не хотят играть в обороне». Бучневич — о своём сезоне в НХЛ

0

blank

Нападающий «Рейнджерс» Павел Бучневич в 15 матчах марта набрал 19 (9+10) очков, «Чемпионат» совместно с русскоязычной версией сайта НХЛ признал его первой российской звездой месяца. По этому поводу он дал интервью для «Чемпионата», русскоязычной версии сайта НХЛ и «Яндекса». Во время общения мы обсудили игру Павла в этом сезоне, возросшую ответственность, его становления как универсального игрока, который не только является одним из лидеров в атаке, но и пашет в обороне и выходит в меньшинстве, а также особенности необычного сезона НХЛ и игру всей команды.

— Что скажете о своей игре в марте, это ваш лучший отрезок в карьере НХЛ?
— Не знаю, весна хорошо начинается и для меня, и для нашей команды. И в том марте хорошо играли, не знаю, почему так, но набираю ход к весне. Получается больше очки набирать, выигрывать, отдавать, забивать. Всё, что можно, заходит. Повезло, что сыграли два результативных матча с «Филадельфией». Рад, что стал первой звездой месяца, но ещё есть над чем работать.

— В марте ваше звено с Зибанеджадом и Крайдером заиграло как единое целое. У вас есть такое ощущение?
— Не было такого, что мы весь сезон играли вместе. Нас поставили в начале, не пошло. Бывает такое, ничего не получалось, команда проигрывала, тренеру надо было поменять звенья. Потом ещё с Артемием такая ситуация произошла. Хотели сделать баланс в звеньях, к нам поставили Алексиса Лафренье. Думаю, мы и в таком сочетании хорошо играли.

Сейчас Панара вернулся, у нас два сильных звена, которые хорошо работают. Всегда так получается, что либо мы, либо они забьют. И молодые ребята иногда нам помогают, когда у нас не получается, как было в последнем матче с «Баффало».

— В марте вы впервые в карьере набрали четыре очка за матч, впервые забросили в меньшинстве. Вы сами следите за такими вещами, и какое из этих достижений для вас более ценно?
— Если честно, вообще не обращаю на это внимания. Что касается гола в меньшинстве, то я почти всегда играю с Микой Зибанеджадом, мы работаем друг от друга. У меня какие-то функции есть, он где-то читает, что я делаю. Гораздо проще, когда выходишь на лёд с одним и тем же партнёром, вы уже наработали «химию», подсказываете друг другу всегда, это хорошо. И у нас моменты-то практически в каждой игре, кто-то обрежется, и мы два в одного убегаем, например. Хорошо, что начали забивать, реализовывать, этого в начале сезона не было, но моментов предостаточно. Мне кажется, у меня больше моментов в меньшинстве, чем в большинстве (смеётся).

— Необычный сезон, не тяжело ли играть всё время с одними и теми же соперниками, это сказывается на игре?
— Конечно, сказывается. Мне больше нравится, когда приезжаешь в город и играешь два матча подряд. Меньше перелётов, меньше собраний, разборов соперников. Меньше болтовни, больше игры, мне это больше по душе.

Если сравнивать с предыдущими сезонами, конечно, было бы интереснее играть со всеми командами. Все говорят, что канадский дивизион слабый, что там только в атаку играют, но я так не думаю. Там такие же сильные команды, много хороших игроков. Моё мнение, что гораздо интереснее было бы всех увидеть, со всеми поиграть.

Фото: Getty Images

— Тяжело ли было вкатываться в сезон без выставочных матчей? И матчей меньше, надо сразу набирать очки, иначе потом их может не хватить.
— Если честно, и так игр хватает, в этом месяце у нас 17 матчей было. Если бы ещё предсезонные матчи играли, уже совсем бы сонные были. И так ментально подсаживаешься. Часто бывают три игры за четыре дня, это морально уже тяжело, на четвёртую игру тяжело уже настраиваться, ноги потом еле носишь.

Может, взрослым ребятам потяжелее, но мне нормально было, если честно. Я хорошо поработал летом, потом в тренировочном лагере, был вполне готов к сезону, неплохо начал.

— Сезон получается неоднозначным, ваш дивизион считается одним из самых сильных, это на самом деле так?
— В моём понимании, очень много системных команд. Если посмотреть последние 10 лет, «Питтсбург» много выигрывал, «Вашингтон» выиграл, «Бостон» всегда в претендентах, у «Филадельфии» в том году была очень сильная команда, мы у них даже ни одного матча не зацепили. Мне кажется, у нас все команды большие, тяжело играть. «Вашингтон» приезжает, он в разы больше и старше нас.

Канадский дивизион смотришь, там счета 7:4, у нас я даже представить не могу, чтобы «Бостон» с «Айлендерс» с таким счётом сыграли. Недавно что-то произошло, что «Айлендерс» восемь шайб забил «Вашингтону». Но все команды системные, играют на результат, в каждом клубе есть индивидуально суперсильные игроки – Кросби, Овечкин, в «Бостоне» одна из лучших троек в лиге. Интересный дивизион, хороший опыт, всегда боевые игры.

— Практически все отмечают, что в вашей игре в этом году появилось нечто, что изменило восприятие вас как игрока, умеющего всё и играющего в разных ситуациях – в равных составах, в большинстве, в меньшинстве. Вам приятно слышать эти слова?
— Конечно, приятно. У меня такое впечатление, что сложился стереотип, что русские не умеют и не хотят играть в обороне. Поверьте мне, все стараются, просто не всем дают возможность. Меня до этого сезона не воспринимали даже в этом плане. Появился новый тренер по обороне и меньшинству, было большое собрание, на котором разбирали систему в меньшинстве. Я спрашиваю у главного, надо ли мне сидеть на собрании? Мне говорят: «Да не надо, всё равно играть не будешь».

Как-то сложилось, что меня попробовали, что-то получилось, вроде как понравилось моё чтение игры. Как я понимаю, мной довольны в этом плане, продолжаю много играть в меньшинстве.

— Вы, по-моему, впервые в карьере играете в меньшинстве. Сами удивились, на что способны, или всегда знали, что эта грань у вас есть, и тренеры её просто раньше не использовали?
— Знать не знал. В Череповце играл лет в 15, но там была игра, в которой нам две забили, и я закончил лет на шесть в меньшинстве. Так сложилось, партнёры помогают, подсказывают, если что-то не понимаю. Мика подсказывает, что и как лучше сделать. Меньшинство – это не то, что ты стоишь на усах и постоянно блокируешь броски, это стереотип. Где-то клюшку правильно поставил, где-то правильно выбрал позицию, где-то прочитал игру. Если понимаешь игру, тебе гораздо проще.

— Как раз в прошлом сезоне Куинн говорил, что ждёт от вас большего. Можно сейчас сказать, что ваша игра изменилась и стала лучше?
— Наверное, я стал более разноплановым игроком, он больше использует меня в оборонительных действиях. До этого были моменты, что я много играл в третьих периодах, только когда проигрывали, и надо было забивать. И никогда не играл последние пять минут, когда ведём в одну шайбу, просто сидел. А сейчас я выхожу в формате «пять на шесть», с «Вашингтоном» даже «четыре на шесть» играл. Стало больше доверия, стал лучше понимать свою роль.

С тех пор как я пришёл в «Рейнджерс», осталось три человека – Крайдер дольше всех в команде, а следующие два – мы с Микой. Возраст подходит, что надо проявлять свои лидерские качества, где-то подсказывать в раздевалке. У нас самая молодая в лиге команда, играешь много, молодые парни на тебя смотрят, не хочется показывать плохой пример.

— Что было первично – вам стали больше доверять или у вас лично что-то изменилось – режим тренировок, питания, распорядок дня, что-то ещё, или просто повзрослели?
— Думаю, вторая часть прошлого сезона хорошо сложилась, я теперь начал более или менее понимать свою роль. Тренерский штаб уже ждёт от меня чего-то определённого, я стал это понимать. На карантине много свободного времени, много о чём думаешь. Начал задумываться, хорошо тренировался в Череповце, подготовился. Пока индивидуально провожу неплохой сезон, но, конечно, хочется залезть в плей-офф. Сейчас будет важный месяц, много стыковых игр, «Айлендерс», «Дэвилз». Надеюсь, наберём очков и подтянемся в зону плей-офф.

— В прошлом сезоне вы остановились на 46 очках, есть желание преодолеть эту планку, или главное – это команда, а личные достижения отходят на второй план?
— Конечно, командный результат важнее. Даже не думал о том, сколько очков набрать. Всё равно сезон получается скомканным, тяжело себя проявить. Надеюсь, что команда продолжит выигрывать, хорошо играть, а там всё придёт. Если команда хорошо играет, то и настроение хорошее, и очки сами по себе будут приходить.

— Команда претендует на попадание в плей-офф, хотя это будет непросто сделать. Какие условия должны сложиться в игре «Рейнджерс», чтобы вы попали в четвёрку такого сильного дивизиона?
— Надо много выигрывать. Понятно, что тяжело будет забивать столько, сколько мы забили «Филадельфии», по 8-9 шайб. Такое нереально в каждой игре делать. Надо забивать своё и хорошо играть в обороне. В этом сезоне наладили игру в обороне, стали гораздо меньше пропускать. Но поначалу были проблемы с реализацией, сейчас нашли эту игру, надеюсь, продолжим забивать. С «Айлендерс» ещё пять встреч будет, это структурно-оборонительная команда, если первыми не забьём, тяжело будет свою игру нащупать. Надеюсь, будем забивать, получать удовольствие от игры и побеждать. Всё приходит к тому, есть результат или нет.

blank

Фото: Getty Images

— Почему команда пропускает настолько большое количество голов в концовках матчей, где-то дарит очки соперникам? Взять тот же матч с «Баффало», когда пропустили за три секунды до конца.
— Так это одна такая игра была, больше и не было.

— С «Вашингтоном» упустили очки, с «Филадельфией».
— Это стечение обстоятельств. Мы играем-то хорошо в последнее время, просто какие-то маленькие индивидуальные ошибки. Плохой отскок для нас, бам – бросок. Вот проиграли 1:2 «Вашингтону», когда Овечкин два забил с пятака. У них ничего не было всю игру, а потом бам – и два одинаковых гола отскочило в пустые. Тут ничего не сделаешь, в раздевалке нет ощущения, что проиграли. Все понимали, что играли лучше, но так сложилось, это хоккей. Где-то не заслуживаешь победы, но выиграешь, где-то заслуживаешь, но проиграешь. По итогу примерно вровень выйдет.

— В Нью-Йорке наконец разрешили заполнять арену на 10%, «Рейнджерс» почти весь месяц играли при зрителях. Насколько присутствие зрителей было долгожданным и какой эффект это приносит?
— Мы отыграли первые пять игр сезона, был всплеск эмоций – новый сезон, все бьются. А после пяти игр никаких эмоций нет, на трибунах никого нет, все матчи, как тренировочные. В моём понимании, болельщики дали серьёзный импульс. Когда играли первый матч со зрителями, не только у меня было ощущение, как будто это первая игра. Идёт гимн – и аж мурашки по телу. Круто, что болельщики возвращаются. Пока 2000, но надеюсь, что их будет больше. Они поддерживают, их слышно. Рады, что они возвращаются. В «Вашингтоне» и «Баффало» до сих пор нет зрителей, разговариваешь с ребятами, они говорят, что совсем плохо. Хоккей для зрителей, надеюсь, всё вернётся на круги своя и мы будем играть при полных дворцах.

Источник: championat.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.